Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:32 

Быть кем-то другим… Носить на пальцах совершенно невозможное количество колец, не боясь, что злое серебро под вечер оставит на коже бледные, но все же различимые ожоги. Просыпаясь, смотреть из широкого окна своей комнаты-студии на занимающийся над городом рассвет. Легко менять адреса, религии и обувь, всегда оставаться изнутри неизменно-верной Ему, и какая разница каким именем призывать, если Он и так всегда рядом.

Я хотела бы дышать этим вечерним ветром — сладким и терпким, как сдоба с корицей, пить его мелким глотками вместе с утренним кофе, чувствовать, как по вена бежит пополам с кровью его дождевая вода. Захлебываться невместимой нежностью к этому городу, его особенному воздуху, живым улицам и домам, людям, обитавшим в их лабиринтах....

Я хотела бы забегать в костел, как к себе домой, чуть торопливым жестом чертя в воздухе знамение, едва заметно сияющее если смотреть боковым зрением. Преклонять колени о каменные плиты там, где пролегает кратчайший путь от запыленных кед до подножья алтаря. Погружаться в это сияющее молчание, всегда зная, что стоит тебе захотеть, и оно станет по праву твоим.

В дни опустошения и тоски, когда тебя охватывает внезапно возникшее чувство пустоты под ногами – словно идешь по стеклу над пропастью, приходить в маленький домик на одной из тихих парижских улиц, эту вневременную келью 21-го века, где на двух этажах ютятся кухонька, гостиная и спальня-кабинет, такие тесные, что не понятно, как тут вообще способны разминуться два человека, сжимать непослушными пальцами латунное кольцо на входной двери, долго не решаясь нарушить тишину этого места своей потаенной бурей… С тревогой вслушиваться в шаги, приглушенные, словно стук сердца.

Знать, что ты – самый богатый на земле человек, потому что тебе принадлежат эти теплые руки с темными узорами вен, эти лучистые глаза, похожие на два полированных янтаря, вобравших в себя солнечные блики нездешних морей, это огромное сердце, где шумят морские волны, плещутся рыбы, цветет белоснежный шиповник и колокола соборов возвещают вечное Воскресенье.

«Я так смертельно устала, патер… Я живу без тебя уже больше четверти века…»

Быть кем-то другим…

URL
   

записки на обрывках тишины

главная