Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:54 

В болезни есть и светлая составляющая – спать и видеть сны. Через них простая до банальности реальность прорастает причудливыми узорами, стылыми сказками на зацелованном декабрьским морозом окне.

По телу пробегают волны жара. Внутри под ребрами поселилась маленькая шершавая на ощупь боль. Я сплю и вижу, что я – ракушка на дне теплой южной реки, в том месте, где смешивается горечь пресной воды и соль морской, и бегущие на встречу друг другу волны выводят на песке ребристые узоры, точно такие, что украшают мои светлые створки. Боль во мне – маленькая твердая песчинка, она беспокойно ворочается и колет нежную сердцевину. Я обнимаю ее белоснежными колыбельными и серебристыми сказками, я кутаю ее слой за слоем в перламутровые объятия собственных снов. И она меняется, становясь гладким, бледно мерцающим солнцем. Она перестает быть мне чужеродной, напротив, начинает казаться, что только в ней и есть мой смысл. Мне уже горько представить, что ее может не стать, мне стала дорога не она сама, мне дорого то волшебство, что родилось во мне благодаря ей. И я засыпаю глубже.

Сквозь сон ощущаю, как под кожей ворочается колкий озноб. Я вижу себя деревом на берегу зимней реки. Под иссиня-белый панцирем льда я чувствую, как текут ее сонные, неторопливые, темные воды, и, затаив дыхание, дремлют глубоко на дне серебристые рыбы. Им снится весна.
Кожами моя сейчас тверже обычного, она не ощущает ни уколов обозленного мороза, ни слабой ласки бледного зимнего солнца; она – панцирь, оберегающий мягкую сердцевину. Там, под слоем промёрзшей коры, почти неощутимо течет от корней к кроне живительный сок. Мороз лишь едва тревожит его, и я рада суровой ласке озноба, ведь он касается во мне того, что и есть суть – жизнь, объятая дремотой до своего часа.

Мне снится светлый замок в горах, гулкий стук моих шагов, как пульс в висках, отражается от его сабо мерцающих стен, теряясь в высоких сводах бесчисленных залов. Мне снится белоснежная степь, темнеющий лес впереди и я, бегущая среди светлого покрова. Снег блестит на серебристо-черной шерсти, щекочет узкий острый нос и колет подушечки лап. Мне снюсь я сама на чьей-то теплой ладони, глядящая сквозь синие пальцы на голубой, бледно мерцающий, похожий на елочную игрушку, шар. И почему-то мне кажется, что еще миг, и я проснусь по-настоящему…

Но, открыв глаза, я вижу мягкий золотой свет послеполуденного солнца. Пахнет медом и травами. За окном приглушенно урчит, как мохнатый сонный зверь, укрытый снегом город – еще один из моих снов.


URL
   

записки на обрывках тишины

главная