Закатный свет лился сквозь широкие окна, преломляясь в прозрачных витражных стеклах. Красное дерево стенных панелей казалось обагренным кровью.

Дышать было тяжело, сердце бешено колотилось о ребра, тело, казалось, звенело от недавнего напряжения. Она усилием воли успокоила дыхание и осторожно приблизилась к лежащему на полу мужчине. Запрокинутое лицо побелело, от каждого вздоха на его губах проступила кровавая пена, но глаза, подернутые дымкой боли, смотрели ясно и прямо.

-- Все кончено, да? Для меня теперь все кончено?

Слова давались ему с явным усилием. Она опустилась рядом с ним на пол, рукой отвела со лба герцога влажную от пота прядь цвета темного золота.

-- Зачем? Зачем ты это сделал?

-- Разве ты сама не понимаешь? Это не закончилось бы, пока жив один из нас…

Не сумев договорить, он зашелся тяжелым кашлем. Девушка осторожно подняла голову бастарда, положив ее себе на колени, рукавом отерла кровь с губ и подбородка.

-- Тебе лучше помолчать, кровотечение усиливается.

-- Не обманывай себя, в этот раз мне уже не выкарабкаться. Я и так слишком долго прожил в долг, пришло время его вернуть. Я не боюсь смерти… только… больно…

Судорога пробежала по лицу герцога. И вдруг она увидела его прежним – растерянным мальчишкой, беспомощно-смиренным перед лицом неотвратимо наступающих кошмаров.

-- Помнишь, я лежал тогда так же, положив голову на твои колени, а ты пела мне, и кошмары отступали… Я никогда не спал так глубоко и спокойно, как в те дни… Все эти годы ты снилась мне… знаешь, я был рад этим снам.

Герцог снова зашелся тяжелым хриплым кашлем, скрутившим судорогой тело, усилившим кровотечение. Из глаз бастарда потекли слезы, он прикусил губу, заглушая стон.

-- Не думал, что умирать так больно… Скверная рана, с такими уходят долго. Прошу, подари мне последний сон. Добей.

Девушка отрицательно показала головой. Осторожно, чтобы не потревожить лишним движением, развязала поясную сумку и достала из нее пузырек, выданный ей в первый вечер лекарем. «Одна капля – и он проспит до следующей ночи».
Вынув зубами плотную деревянную крышку, она поднесла пузырек к губам герцога и коротко скомандовала.

-- Пей. Станет легче, боль стихнет, и ты сможешь поспать...

Он судорожно сглотнул, и через несколько мгновений лицо его разладилось, а глаза затянулись пеленой.

-- Аэлирен…

-- Все будет хорошо. Спи…

-- Спой мне. Я боюсь уходить в темноте…

Она подняла взгляд на большое витражное окно: королевская роза горела изнутри, окрашенная багрянцем последних закатных лучей. И девушка запела. Слезы катились по ее щекам, но голос ни разу не дрогнул. Отражаясь от высоких арчатых сводов библиотеки, он звенел, заполняя собой предзакатную тишину.

«Спи. Я буду тенью за плечом твоим,
Я укрою тебя от всякого горя.
Спи-усни, мое сердце. Я буду рядом.
Мы вместе шагнем в царство снов,
Где нет горя и страха, только светлый покой…»

Она почувствовала, как отяжелело тело бастарда, как успокоившееся дыхание его стало ровным и легким, тока не затихло вовсе. Она подняла лицо на входную дверь и встретилась глазами с бардом. Он стоял, прислонившись плечом к дверному косяку и молча смотрел. Сложно было понять, как давно он уже здесь. Последние строчки застыли у нее на губах, отголосок оборвавшейся песни все еще звенел под сводами. Не сказав ни слова, Артаэд развернулся и пошел прочь.