17:53 

Воздух полнится тихим звоном и запахом дома – яблок, дыма и свежего хлеба. Вдалеке слышен плеск волны. Солнечный свет щекочет закрытые веки, играет тенями листвы. Поднимаюсь на локтях, улыбаюсь навстречу улыбке, которою научилась угадывать, еще не видя.
— Привет… — словно не было веков тишины, — Ты здесь.
— А кого ты ожидала увидеть?
— Наверное, кого-нибудь из младших Чинов. Или тонкостанную деву в накидке, заколотой фибулой с горным хрусталем. Я ведь так не определилась, во что верю.
— Думаю, крылья пошли бы мне больше, чем платье. Знать бы заранее, что будешь привередничать, подготовился бы.
— Знать бы заранее, что ты будешь ждать меня здесь, я бы иначе прожила жизнь.

Вижу, как хмурится лицо, проступает складка между бровями. Кажется, я поторопилась с серьезными разговорами. Отвратительная привычка, от которой не смогла избавиться даже сейчас. Пару мгновений размышляет, перевести ли все в шутку или все же ответить, и, поняв, что я слышу ход мыслей, выбирает второе.

— Ты же понимаешь, что в этом и был смысл – неуверенность, незнание итога. Иначе какова цена любому выбору, любому героизму, если ты знаешь, что все закончится хорошо? Помнится, у тебя самой эта идея была одно из центральных в твоих «проповедях».
— И все таки это поразительно обидно – столько времени и сил потратить на переживания, страхи и тоску, вместо того, чтобы радоваться и созерцать мир. Я могла бы просто творить, ничего не ожидая взамен, просто любить тех, кто рядом, не требуя от них быть кем-то еще…
— Ну, этим ты спокойно занималась и без того. Что же до вечного счастья и созерцания, кажется, примерно это и предполагается по программе в местах, подобных этому. Так что реализации данного запроса тебе должно хватить с лихвой.
— Значит, это и правда теперь навсегда?
— А тебе бы хотелось?

Вдалеке гулко бьет колокол, его мерные удары приносит в своих теплых ладонях летящий от заката ветер. Затронутые порывом, яблони качают ветвями, усеянными золотисто-янтарными плодами. Один, сорвавшись, падает в густую траву совсем близко от нас – только руку протянуть. Я беру яблоко в ладонь, подношу ближе к лицу. Тонкая кожура словно светится изнутри, источая медвяный аромат. Зажмуриваюсь и подношу к губам.
Над поляной колокольцами звенит смех.
— Здесь все кажется таким реальным…
— Оно таким и является. Думала, яблоко исчезнет? Или я? Или весь Остров? Не надейся, милая.
— Но если это все – реально, что же тогда было там?
— Если ты не перестанешь задавать вопросы, на которые и так знаешь ответы, я решу, что ты кокетничаешь, напрашиваюсь на проявления вежливого любопытства, чтобы блеснуть эрудицией. Ответь сама.

Все же поднимаюсь с травы, пересаживаюсь к нему спиной, откидываю голову на плечо. По глубокому вечернему небу мягко плывут золотые облака, закручиваясь в спирали там, где их пронзает мой взгляд.

— Знаешь, когда там в очередной раз все летело в тартарары, я решила придумать себе объяснение всего мироздания сразу. Причем от переедании пафоса хотелось найти какое-нибудь предельно просто и доброе, без рая, ада и воздаяния. И чтобы обязательно гарантированно хороший финал для всех. Так вот, мне в тот момент пришло сравнение с ролевыми играми. Кто-то хочет отыграть идеального героя, кто-то злодея, кто-то сознательно выбирает страдания, лишения, проблемы. Чтобы было о чем играть. И я подумала, что было бы здорово однажды собраться всеми, с кем был связан радостью, болью, потерями, обещаниями. С теми, кто предал, с теми, кто спас, кто строил с тобой вместе эту историю, и сказать, глядя в улыбающиеся глаза: «А помнишь, как мы тогда… Здорово ведь отыграли!»…

Вздыхает, зарываясь лицом в волосы.

— Можно я обойдусь без пошлого «ты не поверишь…»? Скажу только, что нас и правда уже ждут. Там котел над очагом исходит паром и хлеб почти дошел. Только сперва досмотрим закат… Мне очень давно хотелось увидеть его вместе с тобой, а было все не до того. По роли не полагалось…

URL
   

записки на обрывках тишины

главная