00:24 

Лес сиял в лучах солнца как княжеская сокровищница: медвяное золото сосен, изумрудные листья берез, рубиновые побеги дикого винограда. Опавшая хвоя чуть слышно шелестела под тонкой подошвой, тяжесть меча непривычно тянула руку. В этой части пути лес был полон света и затаенной тревоги. Вдалеке хрустнула ветка под чьей-то ногой. Я скользнула с широкой тропы в тень, вглядываясь туда, откуда шел звук. Между деревьями промелькнул зеленый плащ, солнечный блик на миг сверкнул на обнаженном клинке. Через мгновение я увидела второй силуэт. Удача была на моей стороне: обменявшись несколькими фразами, они направились прочь от тропы. Я, облегченно вздохнув, вновь вышла на свет и лишь теперь позволила себе оглядеться.
От тропы меня отделяла странная земляная насыпь, стволы деревьев на несколько шагов вокруг были маслянисто-черными, словно тронутыми пожаром, золотистая хвоя, мягким ковром укрывавшая землю, в одном месте образовывала небольшой холмик, явно рукотворный. И я увидела…

Два ослепительно-белых силуэта в окружении густо-черного непроглядного мрака; два голоса летят над лесом. Взмывает к небу мелодичный молитвенный напев: песня-зов, песня-плач – хрустальный звон мерно падающих в каменные ладони чаши капель, шелест шелковых одежд, тепло материнских рук. И мрак редеет, отступая. Но другой голос заглушает мелодию: змеиным шипение, шорохом покидающего ножны клинка, душным хрипом последнего вздоха полнятся слова, тяжестью ложась на сердце – и меркнут в сгустившейся тьме сияющие искры.

«Это был не его выбор. В прозрении открылось тебе, что темная магия, заключенная в амулете …»
Три пары рук сплетаются над лежащим на земле предметом, голоса вновь плетут кружево мелодии, тихой песней наполняется воздух. Темнеет металл фибулы, трещины ползут по его узорной поверхности, обугливается хвоя, чернеет земля…
«Нужно отметить это место, чтобы даже случайны путник знал об опасности…»

Я вздрагиваю, ощутив прикосновение к плечу. Ветер подхватывает пригоршню листьев с насыпи и взвывает ввысь. Кроны сосен чуть слышно стонут от его суровой ласки. Хвоя больно впилась в ладони, на линии жизни проступила алая капля.
Я поднялась, опершись на меч, и направилась обратно к тропе. Выйдя к тракту все же не удержалась, обернулась, бросив последний взгляд на присыпанный хвоей холм. Могилу моего брата.


URL
   

записки на обрывках тишины

главная