16:01 


Встречу – конечно, взвизгну… да обниму.
Время подуспокоило нас обоих.

Хотя, все, что необходимо сказать ему
До сих пор содержится
В двух
Обоймах

(Вера Полозкова)







После всех этих мистификаций с грозами и новым Потопом, нам вернули лето: + 30-35, солнце и невозможность жить с 11 до 16... В квартире полумрак, прохлада и пахнет кофе и спелой дыней. Наверное, таким должно быть счастье.

Может виной тому чужие истории, что мне приносят, как гостинцы к чаю, может этот странный вопрос "Неужели это ты на фотографии?" (щурятся на меня со снимка 3 лица, как странно, мы ведь и правда вновь встретились, через столько лет. Именно мы втроем.), может зудит комариным укусом недошитый за полтора года подарок, срывающий мне планы каждый раз, когда я лезу в шкаф "доделать или выкинуть весь этот хлам".

Знаешь, мне ведь казалось, что я чудовищно любила тебя там, 10 лет назад. Кто же вообще мог подумать, что в моей "взросло жизни" наступит время, измеряющее чувства десятилетиями? Мне тогда казалось, что полгода -- это уже серьезные отношения, а больше 2-х лет -- уверенная гарантия, что вы и до старости проживете вместе. И ничего, что старшему из вас нет 16-ти... Странное свойство души: все события пытаться перевести в строки. Тогда это дышало внутренним пафосом и ласкало планами, если не на Нобелевскую, то хоть на отдельную полку в книжном магазине. Сейчас -- смиренная панацея от неспособности хоть с кем-то выговориться вживую. Ломаешь себя на середине монолога, боишься, что собеседнику уже стало скучно... А так проще -- заскучали, закрыли окно...


Главное для перспективного книжного героя умение эффектно появляться и противоречивый внутренний мир. Обязательны, конечно, и длинные красивые монологи, но они вырастут из первых двух пунктов. Я не понимала тогда, как можно искать с девушкой близости и при этом не говорить, что любишь ее. Как можно так внезапно и очевидно ревновать и ругаться до хрипа на глазах у всех, и при этом горделиво-смущенно сбрасывать на привезенную флешку длинную поэму в прозе о своей разделенной любви к русскому северу и неразделенной -- к другой, даже не знакомой мне девушке. "Я подбрасывал в воздух телефон, нажав кнопку "отправить". В тот момент, когда твой самолет взлетел, направляясь на Запад, я понял, как сильно люблю тебя..."

Разделенная любовь в 15 лет скучна -- она не дает так много поводов для творчества. Удивительно, как важно нам в этом возрасте "испытывать настоящие чувства, которых на самом деле до нас и не было". Ну. или были только в книгах, и то только у самых лучших героев. Но ведь у нас-то все по-настоящему. Потому что знаки и сны существуют только для нас...

Мне казалось тогда, что я сама написала тебя... Светловолосого Странника с печальными серо-зелеными глазами. Вернее даже, не Странника -- Скитальца, лишенного дома. Заклятого своей странной природой, не то человека, не то волка... Врага, который ближе любовника и брата. И откуда такое берется?

Я и до сих пор не могу понять, зачем было после?... У меня большой просторный дом, ласковый черный кот... Человек рядом, превосходящий мечты и выдумки. Кони, мечи, доспехи и шелка... Сказка, воплотившаяся в жизнь. Зачем тебе было искать каждый раз мой номер телефона, сколько бы они не терялись, звонить при каждом приезде, натыкаясь на регулярное "да, я тоже буду рада увидеться, но не в этот раз. У нас поездка/работа/мероприятие"? Зачем было лететь на электричке 1,5 часа в одну сторону, к центру нашей "резиновой Столицы", чтобы разбежаться через полчаса диалога ниочем. Зачем мне было лететь с двумя пересадками через полгорода, разменивать свое время на потускневший от жары и пыли город, сидеть в маленькой прокуренной кофейне, где варят один из самых неудачных кофе в городе... Говорить небрежно: "Мы ведь уже 3 года не виделись"...

С почти неслышным шелестом дрожит, оседая пенка на капучино, из колонок мягкая музыка -- словно на улице не разгар летнего дня в маленьком провинциальном миллионнике, а укутанные вечерним сумраком мощеные улицы города с длинной и романтической историей.

"Я устал от этой суеты. Хочу на юг, лучше сразу к экватору. Бродить по песчаному пляжу, поднимать упавшие с дерева манго, закатывать брюки, чтобы не намочило приливом".

От части назло, отчасти из-за бесконечной щемящей любви к не так давно покинутой Праге:

"Не люблю тропики. И не выношу жару. Покинуть все это, сбежать, улететь, да... Но я хотела бы в Европу: гулять по узким мощеным улочкам, слышать, как от стен домов отражаются звуки моих шагов, словно приглушенное биение сердца. Постепенно входить с городом в один ритм..."

"Увезти бы тебя... вывезти из страны, как контрабанду. Я бы булыжники выкладывал на песке, ты бы шагала по ним, раз тебе так нужны эти мостовые..."

Милый, как хорошо, что я научилась совсем тебе не верить...

"Мне пора, меня на вписке ждут."
"Может в следующий раз к нам? У нас три комнаты, места хватит."
"Я не хотел бы видеться с твоим мужем..."
"Почему?"
"Или он не заслуживает тебя или заслуживает. Для меня одинаково печальны оба варианта..."


"Капучино – это влюблённость. Сначала терпко, потом сладко и легко, а на поверку – всё та же жизнь. Но моменты, когда сладко и терпко, — самые лучшие. Кстати, всегда можно просто съесть пенку и не пить, но это мало кому приходит в голову. Видимо, дело всё-таки в сочетании"...


Как же сильно мне казалось тогда, что я любила тебя...


URL
   

записки на обрывках тишины

главная