Объяли меня воды до души моей...

Привези мне что-нибудь, пожалуйста. Первый желтый лист, упавший с дерева на этих берегах, где и не верится в то, что может быть зима, горький стебель полыни, проросший сквозь камни разрушенных стен — память и вера, неприметный бледный камень с берега, расцветающий багряницей, когда на него попадает соленая морская волна.

Привези мне привет с тех краев, где золото и лазурь, море говорит о днях, когда небо было иным, а звезды похожи на блестящий в глубине темной воды жемчуг, и камни, и травы помнят мои сказки, которые ковылем и диким виноградом прорастали через твои сны.

Шум ветра и горький от пыли дорожный воздух нестерпимы осенью. Как сказал один мудрый и смешной человек: "Любая женщина — сумасшедшая птица". Мне кажется, это правда так, иначе чем еще объяснить эту мучительную осеннюю жажду. Я плохо сплю по ночам, у меня лопатки ломит от невидимых крыльев, и сны отравлены терпким серебряным ветром. Мне не стать чайкой, не лететь над белой морской пеной вслед за твоим кораблем, но, прошу, с берегов той земли, что снилась мне столько лет, привези что-нибудь. Я хочу поверить, что где-то он есть — бессмертный мой дом.